Почему льва толстого отлучили от церкви

Отлучение Льва Николаевича Толстого от Церкви

Почему льва толстого отлучили от церкви

от 20-22-го февраля 1901 года, №557, с посланием верным чадам Православной Грекороссийской Церкви о графе Льве Толстом.

Святейший синод, в своем попечении о чадах Православной Церкви, об охранении их от губительного соблазна и спасении заблуждающихся, имев суждение о графе Льве Толстом и его противохристианском и противоцерковном лжеучении, признал благовременным, в предупреждение о нарушении мира церковного обнародовать, через напечатание в «Церковных Ведомостях», нижеследующее послание:

БОЖИЕЮ МИЛОСТЬЮ,

Святейший Всероссийский Синод верным чадам Православной Кафолической Грекороссийской Церкви         о Господе радоватися.
«Молим вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры, кроме учения, ему же вы научитеся, и уклонитеся от них» (Римл.17,17).Изначала церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть ее и поколебать существенных ее основаниях, утверждающихся на вере в Христа, Сына Бога Живого. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви святой которая пребудет неодоленную во веки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой, Известный в миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь святая. В своих сочинениях и письмах, во множестве рассеваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует, с ревностью фанатика, ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской: отвергает Личного Живого Бога, во Святой Троице славимого, Созидателя и Промыслителя вселенной отрицает Господа Иисуса Христа – Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ралли, человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все Таинства Церкви и благодатное в них действие Святаго Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из Таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Лев Толстой непрерывно, словом и писанием к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем не прикровенно, но явно пред всеми сознательно и намеренно отторг сеья сам от всякого общения с Церковью Православной Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем перед всею Церковью к утверждению правостоящих и вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, на конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разуме истины (2 Тим.2, 25). Молимся, милосердный Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь.Подлинное подписали:

Смиренный Антоний, митрополит с.-петербургский и ладожский.

Смиренный Феогност, митрополит киевский и Галицкий.
Смиренный Владимир, митрополит московский и коломенский.
Смиренный Иероним, архиеписком Холмский и варшавский.
Смиренный Иаков, епископ кишиневский и хотинский.
Смиренный Маркел, епископ.
Смиренный Борис, епископ. Ответ Льва Толстого (отрывочно)Я не хотел сначала отвечать на постановление обо мне синода, но постановление это вызвало очень много писем, в которых неизвестные мне корреспонденты — одни бранят меня за то, что я отвергаю то, чего я не отвергаю, другие увещевают меня поверить в то, во что я не переставал верить, третьи выражают со мной единомыслие, которое едва ли в действительности существует, и сочувствие, на которое я едва ли имею право; и я решил ответить и на самое постановление, указав на то, что в нем несправедливо, и на обращения ко мнемоих неизвестных корреспондентов.Постановление синода вообще имеет много недостатков; оно незаконно или умышленно двусмысленно; оно произвольно, неосновательно, неправдиво и, кроме того, содержит в себе клевету и подстрекательство к бурным чувствам и поступкам.Оно незаконно или умышленно двусмысленно потому, что если оно хочет быть отлучением от церкви, то оно не удовлетворяет тем церковным правилам, по которым может произноситься такое отлучение; если же это есть заявление о том, что тот, кто не верит в церковь и ее догмата, не принадлежит к ней, то это само собой разумеется, и такое заявление не может иметь никакой другой цели, как только ту, чтобы, не будучи в сущности отлучением, оно бы казалось таковым, что собственно и случилось, потому что оно так и было понято.Оно произвольно, потому что обвиняет одного меня в неверии во все пункты, выписанные в постановлении, тоща как не только многие, но почти все образованные люди в России разделяют такое неверие и беспрестанно выражали и выражают его и в разговорах, и в чтении, и в брошюрах и книгах.Оно неосновательно, потому что главным поводом своего появления выставляет большое распространение моего совращающего людей лжеучения, тогда как мне хорошо известно, что людей, разделяющих мои взгляды, едва ли есть сотня, и распространениемоих писаний о религии, благодаря цензуре, так ничтожно, что большинство людей, прочитавших постановление синода, не имеют ни малейшего понятия о том, что мною писано о религии, как это видно из получаемых мною писем.Оно содержит в себе явную неправду, утверждая, что со стороны церкви были сделаны относительно меня не увенчавшиеся успехом попытки вразумления, тогда как ничего подобного никогда не было.Так что постановление синода вообще очень нехорошо; то, что в конце постановления сказано, что лица, подписавшие его, молятся, чтобы я стал таким же, как они, не делает его лучше.И я действительно отрекся от церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей, и мертвое мое тело убрали бы поскорей, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым. То же, что сказано, что я «посвятил свою литературную деятельность и данный мне от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и церкви» и т. д., и что «я в своих сочинениях и письмах, во множестве рассылаемых мною так же, как и учениками моими, по всему свету, в особенности же в пределах дорогого отечества нашего, проповедую с ревностью фанатика ниспровержение всех догматов православной церкви и самой сущности веры христианской», — то это несправедливо. Я никогда не заботился о распространении своего учения. Правда, я сам для себя выразил в сочинениях свое понимание учения Христа и не скрывал эти сочинения от людей, желавших с ними познакомиться, но никогда сам не печатал их; говорил же людям о том, как я понимаю учение Христа, только тогда, когда меня об этом спрашивали. Таким людям я говорил то, что думаю, и давал, если они у меня были, мои книги.Потом сказано, что я «отвергаю Бога, во святой троице славимого создателя и промыслителя вселенной, отрицаю господа Иисуса Христа, богочеловека, искупителя и спасителя мира, пострадавшего нас ради человеков и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицаю бессеменное зачатие по человечеству Христа господа и девство до рождества и по рождестве пречистой богородицы».Стоит только почитать требник и проследить за теми обрядами, которые не переставая совершаются православным духовенством и считаются христианским богослужением, чтобы увидать, что все эти обряды не что иное, как различные приемы колдовства, приспособленные ко всем возможным случаям жизни. Для того, чтобы ребенок, если умрет, пошел в рай, нужно успеть помазать его маслом и выкупать с произнесением известных слов; для того, чтобы родительница перестала быть нечистою, нужно произнести известные заклинания; чтобы был успех в деле или спокойное житье в новом доме, для того, чтобы хорошо родился хлеб, прекратилась засуха, для того, чтобы путешествие было благополучно, для того, чтобы излечиться от болезни, для того, чтобы облегчилось положение умершего на том свете, для всего этого и тысячи других обстоятельств есть известные заклинания, которые в известном месте и за известные приношения произносит священник.Сказано также, что я отвергаю все таинства. Это совершенно справедливо. Все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о Боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия. В крещении младенцев вижу явное извращение всего того смысла, который могло иметь крещение для взрослых, сознательно принимающих христианство; в совершении таинства брака над людьми, заведомо соединявшимися прежде, и в допущении разводов и в освящении браков разведенных вижу прямое нарушение и смысла, и буквы Евангельского учения. В периодическом прощении грехов на исповеди вижу вредный обман, только поощряющий безнравственность и уничтожающий опасение перед согрешением.В елеосвящении так же, как и в миропомазании, вижу приемы грубого колдовства, как и в почитании икон и мощей, как и во всех тех обрядах, молитвах, заклинаниях, которыми наполнен требник. В причащении вижу обоготворение плоти и извращение христианского учения. В священстве, кроме явного приготовления к обману, вижу прямое нарушение слов Христа, — прямо запрещающего кого бы то ни было называть учителями, отцами, наставниками (Мф. XXIII, 8-10).Сказано, наконец, как последняя и высшая степень моей виновности, что я, «ругаясь над самыми священными предметами веры, не содрогнулся подвергнуть глумлению священнейшее из таинств — евхаристию». То, что я не содрогнулся описать просто и объективно то, что священник делает для приготовлений этого, так называемого, таинства, то это совершенно справедливо; но то, что это, так называемое, таинство есть нечто священное и что описать его просто, как оно делается, есть кощунство, — это совершенно несправедливо. Кощунство не в том, чтобы назвать перегородку — перегородкой, а не иконостасом, и чашку — чашкой, а не потиром и т. п., а ужаснейшее, не перестающее, возмутительное кощунство — в том, что люди, пользуясь всеми возможными средствами обмана и гипнотизации, — уверяют детей и простодушный народ, что если нарезать известным способом и при произнесении известных слов кусочки хлеба и положить их в вино, то в кусочки эти входит Бог; и что тот, во имя кого живого вынется кусочек, тот будет здоров; во имя же кого умершего вынется такой кусочек, то тому на том свете будет лучше; и что тот, кто съест этот кусочек, в того войдет сам Бог.Ведь это ужасно!Про Христа, выгнавшего из храма быков, овец и продавцов, должны были говорить, что он кощунствует. Если бы он пришел теперь и увидал то, что делается его именем в церкви, то еще с большим и более законным гневом наверно повыкидал бы все эти ужасные антиминсы, и копья, и кресты, и чаши, и свечи, и иконы, и все то, посредством чего они, колдуя, скрывают от людей Бога и его учение.Я начал с того, что полюбил свою православную веру более своего спокойствия, потом полюбил христианство более своей церкви, теперь же люблю истину более всего на свете. И до сих пор истина совпадает для меня с христианством, как я его понимаю. И я исповедую это христианство; и в той мере, в какой исповедую его, спокойно и радостно живу и спокойно и радостно приближаюсь к смерти.


4 апреля 1901. Москва

Письмо графини С.А. Толстой к митрополиту Антонию

“Ваше высокопреосвященство! Прочитав вчера в газетах жестокое распоряжение Синода об отлучении от церкви мужа моего, гр. Льва Николаевича Толстого и увидев в числе подписей пастырей церкви и вашу подпись, я не могла остаться к этому вполне равнодушной.

Горестному негодованию моему нет предела, И не с точки зрения того, что от этой бумажки погибнет духовно муж мой: это – не дело людей, а дело Божие. Жизнь души человеческой с религиозной точки зрения, никому кроме Бога неведома, и, к счастью, неподвластна.

Но с точки зрения той церкви, к которой я принадлежу и от которой никогда не отступлю, которая создана Христом для благословения Именем Божиим всех значительных моментов человеческой жизни,   с этой точки зрения, для меня непостижимо распоряжение Синода.

И виновны в грешном отступлении от церкви не заблудшие люди, а те, кто гордо признали себя во главе ее и вместо любви и смирения, всепрощения – стали духовными палачами.

(“Церковные Ведомости” 6 апреля (24 марта) 1901 года)

Источник: https://filaretuos.livejournal.com/62571.html

За что Толстого отлучили от церкви? Определение Святейшего синода о графе Льве Толстом

Почему льва толстого отлучили от церкви

Лев Николаевич Толстой – один из самых выдающихся русских писателей, известный далеко за пределами родной страны. Этот факт известен всем. Но мало кто знает, что известного писателя в свое время подвергли гонениям за его взгляды на религию и веру. Но почему Толстого отлучили от церкви? Чем же ей не угодил великий русский писатель?

Об отношении Толстого к христианству

Лев Николаевич Толстой был крещен в русской православной церкви, и до определенного времени никак не проявлял своего отношения к религии.

Однако затем его взгляды поменялись, что можно проследить в некоторых его произведениях, например, в романе “Воскресение”: здесь писатель отражает свое нежелание принимать законы церкви.

Он отрицал существование Святой Троицы, не верил в непорочное зачатие Девы Марии и считал, что воскрешение Иисуса – это всего лишь миф. Иначе говоря, отрицалась принципиальная основа православия, за что Толстого отлучили от церкви. Но обо всем по порядку.

“Все это выдумки”

Писатель искренне не понимал, как можно очиститься от грехов, просто придя на исповедь. Ему было сложно принять учение о том, что существует ад, существует рай, что попасть на небеса после смерти можно либо через вечный страх за каждый свой шаг, либо через покаяние, прожив при этом безбожную жизнь.

Все это казалось Толстому ересью, не имеющей никакого отношения к истинной вере и доброму существованию. “Все религии мира – это препятствие настоящей нравственности,” – говорил Лев Николаевич. – А человек не может быть рабом божьим, ибо Богу такое показалось бы гнусностью”.

Также писатель полагал, что каждый человек сам отвечает за свои поступки, будь они добрые или злые. Ответственность за них несет сам человек, а не Господь.

В своей переписке с учителем А.И. Дворянским Толстой пишет о том, как ложны учения церкви и как неправы мы, внушая эти учения детям.

Как говорит Лев Николаевич, дети еще чисты и невинны, они еще не умеют обманывать и, будучи обманутыми, впитывают ложные христианские правила.

Маленький человек еще смутно представляет, что есть правильный путь, но его представления, как правило, верны. Толстой пишет, что дети видят целью жизни счастье, достигаемое любовным обращением людей.

Что же делают при этом взрослые? Они учат детей тому, что смысл жизни заключен в слепом исполнении прихотей бога, в бесконечных молитвах и походах в церковь. Поясняют, что свои личные потребности в счастье и благополучии стоит потеснить ради того, что приказала делать церковь.

Маленькие дети часто задают вопросы об устройстве мира, на которые есть вполне логичные ответы, но взрослые внушают ему, что мир был создан кем-то, что люди произошли от двух человек, которых изгнали из рая, что все мы заведомо грешны и должны каяться.

Более того, Лев Толстой не просто отрицал все это, но и нес свою идею в массы подобно Мартину Лютеру.

Так в XIX веке зародилось новое течение – “толстовщина”.

О новых идеях

За что Толстого отлучили от церкви? В чем были противоречия? “Толстовщина”, или, как его принято называть официально “толстовство”, возникло в России в в конце XIX века благодаря русскому писателю и его религиозно-философскому учению. Основные идеи “толстовства” он описывает в своих произведениях “Исповедь”, “В чем моя вера?”, “О жизни”, “Крейцерова соната”:

  • всепрощение;
  • непротивление злу насилием;
  • отказ от вражды с другими народами;
  • любовь к ближнему;
  • нравственное совершенствование;
  • минимализм как образ жизни.

Последователи данного течения не поддерживали необходимость платить подати, выступали против несения воинской службы и организовывали сельскохозяйственные колонии, где все трудящиеся равны. Здесь считалось, что человеку, для формирования полноценной личности, необходим физический труд на земле.

“Толстовство” нашло своих последователей и за пределами России: Западная Европа (в частности, Англия), Япония, Индия, Южная Африка. К слову, сам Мхатма Ганди был сторонником идей Льва Толстого.

Питание в “толстовстве”

Все последователи нового течения придерживались вегетарианских взглядов. Они считали, что человек, желающий прожить честную и добрую жизнь, должен в первую очередь отказаться от мяса.

Так как употребление мяса требует убийства животного ради жадности и желания полакомиться.

Впрочем, отношение к животным у “толстовцев” в целом было особое: несмотря на то, что человек обязан усердно трудиться в сельском хозяйстве, он не должен прибегать к эксплуатации животных.

Критика “толстовства” и отлучение от церкви

В 1897 году общественным деятелем и церковным публицистом В.М. Скворцовым был поднят вопрос о том, чтобы определить новое течение, под руководством Л.Н. Толстого, как религиозно-социальную секту, учения которой могут оказаться вредными не только для церкви, но и для политики.

В 1899 году в свет выходит роман “Воскресение”, в котором ясно прослеживаются мысли автора о вреде христианской религии, что приводит в серьезное замешательство и русскую церковь, и высшие политические сферы.

Вскоре первоприсутствующим в синоде назначается Митрополит Антоний, который и ранее думал о церковном наказании Толстого. А уже в 1901 году был составлен акт, согласно которому Л.Н.

Толстой был отлучен от церкви как еретик.

Позже писателю предлагали покаяться в своем грехе. Проще говоря, ему предложили отказаться от своих антихристианских идей, за что Толстого и отлучили от церкви. Но писатель так и не сделал этого.

Так, Определение Святейшего Синода о графе Льве Толстом гласит: последний больше не является членом Православной церкви, так как его взгляды противоречат учению церкви.

По настоящее время Толстой так и считается отлученным.

С приходом к власти большевиков толстовские земледельческие коммуны были уничтожены, а последователи Толстого репрессированы. Некоторые из хозяйств смогли уцелеть, но просуществовали они недолго: с приходом войны не стало и их.

Наши дни

Но “толстовство” не исчезло полностью. Те идеи и взгляды, за что Толстого отлучили от церкви, не канули в небытие и продолжают существовать в наше время.

И сегодня люди, разделяющие взгляды великого русского писателя на веру, есть не только в России, но и за ее пределами.

Последователи “толстовства” имеются и в Западной Европе, и в Восточной Европе (например, в Болгарии), также в Индии, в Японии и в Северной Америке.

Конечно же, “толстовцы” имеются и в России, на родине этого течения. Их организация зарегистрирована как “новотолстовство”, она существует относительно недавно и насчитывает около 500 человек. Взгляды “новотолстовцев” достаточно серьезно расходятся со взглядами “толстовства” первоначального.

И все-таки, стоит ли осуждать Льва Толстого за его взгляды? Ведь он всего-навсего не желал сплетать нравственное со сверхъестественным. Он полагал, что Иисус был зачат естественным путем, а Бог – он есть, но живет он не в раю, а в личностных качествах человека: в любви и доброте, в совести и чести, в трудолюбии, ответственности и достоинстве.

Источник: https://FB.ru/article/432826/za-chto-tolstogo-otluchili-ot-tserkvi-opredelenie-svyateyshego-sinoda-o-grafe-lve-tolstom

Почему льва толстого отлучили от церкви

Почему льва толстого отлучили от церкви

Я преподаю литературу и хочу спросить, как доходчиво объяснить детям, почему Лев Николаевич Толстой был отлучен от Церкви?

Сегодня, слава Богу, нам доступны биографические материалы, не искаженные критиками коммунистического периода. Читайте, смотрите, слушайте. О душевной драме Льва Николаевича Толстого писали многие замечательные исследователи.

В чем эта драма? Конечно, в чудовищном разрастании собственного «я». С одной стороны, это художник, который может создать такие картины русского быта, военных баталий 1812 года, вывести характеры: Ростовы, Болконские, «Севастопольские рассказы», что на этих картинах строится мироощущение русского человека.

С другой стороны, это «я»: Толстой не соглашался быть просто писателем, ему необходимо было быть пророком, который объединит под своим толстовским стягом изумленное человечество. «Не могу заставить себя встать на колени перед Иисусом Христом», — говорил Лев Толстой.

Последние годы его жизни — это фактически годы его демонической одержимости.

Увидев крестный ход в Ясной поляне, он мог появиться на лошади — что уже было оскорбление по отношению к святыням, которые несли на руках священники и крестьяне – и, поравнявшись с иконой, не снимая шляпы,  изрыгать чудовищные кощунства в адрес Богородицы. Что это?

«Лев был, и лев его связал», — говаривал о нем со скорбью преподобный Варсонофий Оптинский. Толстой порывался быть учителем, но учил во имя свое, желал прославить свое самоизмышленное, ложное учение. Церковь увещевала и возилась с ним, как ни с каким иным вольнодумцем.

Если Вы почитаете Синодальное определение о Толстом, Вы не увидите там громов и молний, но увидите, с какой любовью к погибающей душе писателя составлен лучшими церковными умами этот документ. В нем свидетельствуется о том, что Толстой, опустившийся в романе «Воскресение» до кощунства в отношении Таинств Церкви, сам отторг себя от общества христиан.

Однако Господь простирал к нему руки вплоть до последних минут его жизни. К сожалению, воспитав детей резко отрицательно в отношении христианской веры, он пожал то, что посеял: хотел покаяться, а дочки не пустили оптинского старца до одра умирающего графа.

Протоиерей Артемий Владимиров.

Источник:

За что отлучили Льва Толстого от Церкви? — Православие — Татьянин День

Уважаемый Михаил, прежде чем говорить об анафеме на Льва Толстого, следует понять смысл этого слова. Тогда будет понятно и отношение Церкви к этому писателю.

Большая советская энциклопедия утверждает, что в христианстве это «церковное проклятие, отлучение от церкви». Это не совсем точно. «Анафема» — слово греческое, восходит к глаголу «анатифими», означающему «возлагать, предавать кому-либо что-либо». Анафема — то, что отдано, вручено в абсолютную волю, в абсолютное владение кому бы то ни было.

В церковном же значении анафема — то, что предано на окончательный суд Божий и о чем (или о ком) Церковь уже не имеет ни своего попечения, ни своей молитвы.

Объявляя кому-то анафему, она тем самым открыто свидетельствует: данный человек, пусть даже и именует себя христианином, таков, что своим мировоззрением и поступками сам удостоверил — к Церкви Христовой он не имеет никакого отношения.

Так что анафема — это никакое не «проклятие церковное», как вслед за Большой советской энциклопедией считают иные люди или безграмотно трактуют мирские СМИ; это и не отлучение от Церкви в светском понимании этого термина.

Конечно, преданный анафеме уже не вправе участвовать в жизни Церкви: исповедоваться, причащаться, быть на богослужениях. Но отлучение от церковного общения, как таковое, бывает и без анафемы.

По нашим канонам, тяжко согрешивший может на известный срок отстраняться от участия в церковных Таинствах… Поэтому анафема означает не просто отлучение, а свидетельствование Церкви о том, о чем виновный, со своей стороны, давно сам знал и был в том утвержден: его мироощущение, позиции и взгляды с церковными никак не совпадают, никак не соотносятся. Уже в апостольских посланиях говорится о предании анафеме тех, кто не исповедует Христа Сыном Божиим, считая Его всего лишь мудрым учителем нравственности или неким идеальным пророком.

Да, он верил в Христа как исторического персонажа. Но в своем ответе Синоду он писал, что не верит в Него как Сына Божия.

Некоторые люди и сейчас задаются вопросом: не переборщила ли в свое время Церковь с отлучением Льва Николаевича Толстого? Признавая его одним из величайших русских писателей, Церковь вместе с тем не могла умолчать о религиозных заблуждениях писателя, ибо «молчанием предается Бог».

Только не нужно представлять то событие по известному рассказу Куприна, с амвонов русских церквей анафема «боярину Льву» никогда не провозглашалась — это художественный домысел автора.

В действительности же очень выдержанное Синодальное определение от 22 февраля 1901 года было свидетельствованием собственных взглядов писателя.

Он к тому времени в своих религиозно-философских исканиях сам пришел и к отрицанию необходимости Церкви и ее Таинств — Крещения, Исповеди, Причастия, и к отрицанию основного постулата христианства — что Христос является действительно Сыном Божиим.

Наконец, писатель дерзнул составить «Евангелие, изложенное Львом Толстым», в гордыне своей считая, что он лучше всех из живших на протяжении девятнадцати веков до него, понял, чему учил Христос… «…Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею…» — говорилось в церковном определении.

Напомню, что Лев Николаевич незадолго до смерти был в Оптиной пустыни, но войти в келью старца так и не решился, а в дальнейшем уже оптинского старца не допустили к умиравшему писателю. Так что окончательным для него был суд Божий.

Источник:

За что Церковь отлучила Толстого? Епископ Тихон (Шевкунов)

Православие.Fm

Пожалуй, во всей истории русской литературы нет более трагической личности, чем Лев Николаевич Толстой – «великий писатель земли Русской», по выражению И.С. Тургенева.

Его художественное творчество – одна из вершин не только русской, но и мировой литературы. Поэтому понятны боль и недоумение многих почитателей творчества Л.Н. Толстого, в том числе и православных христиан, для которых может оставаться неясным, почему Святейшим Правительствующим Синодом 20 февраля 1901 года он был отлучен от Церкви.

Святейший Синод своим решением лишь констатировал уже свершившийся факт – граф Толстой сам отлучил себя от Церкви, полностью порвал с ней, чего он не только не отрицал, но и при всяком удобном случае решительно подчеркивал: «То, что я отрекся от Церкви, называющей себя Православной, это совершенно справедливо… Я отвергаю все таинства… Я действительно отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей…» Это лишь некоторые из подобного рода многочисленных заявлений великого писателя.

Еще когда Л.Н. Толстому было 27 лет, он вынашивал идею создания новой веры, о чем свидетельствуют его дневники той поры. А в преклонных годах, почувствовав, что близок к этой цели, писатель создает небольшую секту своих почитателей и пишет «Евангелие от Толстого». Главным объектом нападок Л.Н. Толстого становится Православная Церковь.

Его высказывания и поступки, направленные против нее, были ужасающи для православного сознания. Более того, деятельность Л.Н. Толстого в последние десятилетия его жизни, к сожалению, была поистине разрушительна для России, которую он любил. Она принесла несчастье народу, которому он так хотел служить. Недаром вождь большевиков чрезвычайно ценил именно это направление деятельности Л.Н.

Толстого и называл писателя «зеркалом русской революции».

Великие подвижники Русской Православной Церкви – праведный Иоанн Кронштадтский, святитель Феофан Затворник и многие другие – с горечью признавали, что великий талант графа Толстого целенаправленно употреблен им на разрушение духовных и общественных устоев России.

Последние дни жизни великого писателя говорят нам о той мучительной борьбе, которая происходила в его душе. Он бежал из своего родового гнезда – Ясной Поляны, но не к своим единомышленникам, «толстовцам», а в самый известный тогда русский монастырь – Оптину пустынь, где в то время пребывали старцы-подвижники.

Там он попытался встретиться с ними, но в последний момент не решился на это, о чем тогда же с горечью признавался своей сестре – монахине соседнего с Оптиной пустынью Шамординского монастыря. Позже, на станции Астапово, предчувствуя кончину, он велел послать телеграмму в Оптину пустынь с просьбой прислать к нему старца Иосифа.

Но когда два священника прибыли в Астапово, окружавшие умирающего писателя ученики и последователи не допустили этой встречи…

Церковь с огромным сочувствием относилась к духовной судьбе писателя. Ни до, ни после его смерти никаких «анафем и проклятий», как утверждали 100 лет назад и утверждают сегодня недобросовестные историки и публицисты, на него произнесено не было. Православные люди по-прежнему почитают великий художественный талант Л.Н. Толстого, но по-прежнему не приемлют его антихристианских идей.

Несколько поколений православных читателей в нашей стране и за рубежом высоко ценят литературное творчество Л.Н. Толстого. Они благодарны ему за такие незабываемые, прекрасные произведения, как «Детство», «Отрочество», «Юность», «Хаджи-Мурат», «Война и мир», «Анна Каренина», «Смерть Ивана Ильича». Однако, поскольку примирение писателя с Церковью так и не произошло (Л.Н.

Источник: https://soveti-masterov.com/sovety/pochemu-lva-tolstogo-otluchili-ot-tserkvi.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.